Четверг, 17.08.2017, 04:58
Приветствую Вас Гость | RSS

Когниция (исследования, материалы)

Категории раздела
Философия бытия [35]
Публикации по философской проблематике.
Эзотерика, метафизика, мистика [140]
Исследования и материалы профессора А. Ф. Рогалева
Неизвестная история [43]
Анализ сложных, запутанных или неизученных страниц истории и отдельных исторических артефактов.
Языкознание [44]
Материалы по разным вопросам языковедения, лингвистической теории и практике.
Происхождение названий стран и народов [17]
Объяснение названий стран земного мира в связи с их начальной историей и наименованием основного населения.
Ойконимия Беларуси [16]
Объясняется происхождение ойконимов - названий городов, городских посёлков, дервень, находящихся в пределах Республики Беларусь.
Названия рек и озёр Беларуси [94]
Анализируются гидронимы, фиксируемые в пределах Республики Беларусь. Объясняется их происхождение.
Гидронимия России [39]
Объясняются названия водных объектов, существующих на территории Российской Федерации. По материалам исследований профессора А. Ф. Рогалева.
Гидронимия Украины [13]
Анализируются названия рек и озёр, находящихся в пределах Украины. Исследования профессора А. Ф. Рогалева.
Микротопонимическая лексика [56]
Объяснение названий малых географических объектов. Из исследований профессора А. Ф. Рогалева.
Антропонимические исследования. Имя и личность. Жизненная программа. [83]
По материалам книг: А. Ф. Рогалев. Историческая антропонимия Гомеля и окрестностей (Гомель, 2009); А. Ф. Рогалев. Введение в антропонимику... (Брянск, 2009; А. Ф. Рогалев. Имя и личность (Гомель, 2013).
Парапсихология [26]
Комментарии профессора А. Ф. Рогалева к действиям, поступкам и состояниям конкретных людей и персонажей художественных произведений.
Художественные образы [32]
Анализ литературных произведений и фильмов, снятых по литературным произведениям.
Комментарии к фильмам [76]
Отзывы, рецензии, заметки профессора А. Ф. Рогалева о просмотренных художественных фильмах.
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Неизвестная история

Кто же такие русы, руги, рутены? Факты и комментарий к рассуждениям историка Сергея Цветкова.

О содержании наименования русы (руги, рутены). Исторические факты и комментарий к ним.

Русская земля обрела своё историческое бытие в результате скрещения судеб двух близких или, вернее, сблизившихся этносов – восточных славян и русов, летописной «руси». По отношению к последним прилагательное «русский» далее будет употребляться в кавычках, дабы не вызывать ассоциаций с его современным значением.

Исследования последних десятилетий вовлекли в научный оборот два капитальных факта, одним из которых является несомненная связь термина русь с более древними этнонимами рутены и руги.

В немецких источниках X века русы часто именовались ругами. В 959 году княгиня Ольга (немецкие источники называют её христианским именем Елена, принятым ею после крещения) прислала к германскому императору Оттону I (936–973 годы) посольство. Сообщая об этом событии, одни немецкие источники именуют подданных Ольги ругами, а другие русами.

Так, анонимный Продолжатель Регинона под 959 годом пишет о «княгине ругов Елене», к которой была послана миссия епископа Адальберта. И в официальном акте Оттона I о назначении вернувшегося из Руси Адальберта магдебургским архиепископом о нём говорится как о «епископе, некогда назначенном и посланном проповедником к ругам».

Между тем, анналы Хильдесхеймские (конец X века), Кведленбургские (первая половина XI века), Ламперта (вторая половина XI века) называют народ, от которого пришло посольство к Оттону I, не ругами, а русами, хотя тексты этих хроник под 960 годом почти не отличаются друг от друга. Титмар Мерзебургский в XI столетии, говоря об Адальберте, называет его «пресул (буквально «идущий впереди». — Авт.) Русциэ». Но в середине XII века анналист Саксон, списывая у Титмара это известие, заменяет «Русциэ» на «Ругис» и, повествуя о миссии Адальберта, везде употребляет термин руги для обозначения киевских русов, за исключением одной записи под 969 годом, где читаем: «Адальберт, направленный поначалу для проповеди к русам (Русцис)».

Историк Випон, написавший около 1040 года «Деяния императора Конрада II», сообщает под 1025 годом, что польский король Мешко II (1025–1034 годы) изгнал своего брата Оттона в «провинцию Ругию». Далее читаем: «Мешко, преследуя своего брата, изгнал его в Руссию».

Имя рутены, в свою очередь, давало форму русины. Немецкий хронист XIV века Герман Вартберг в «Хронике Ливонии» называет русских рустичи и рутеничи. В датских хрониках князь Владимир Мономах именуется Rutenorum regi Woldemaro«Вольдемар, король рутенов».

Матвей Краковский в письме к Бернарду Клервосскому (начало XII века) говорит, что помимо рутенов на востоке (киевских русов) есть также рутены в Полонии и Богемии (современные русины).

А. Г. Кузьмин имел полное право утверждать: «Тождество ругов и русов (сюда следует добавить и рутенов.Авт.) не гипотеза и даже не вывод. Это лежащий на поверхности факт, прямое чтение источников, несогласие с которыми надо серьезно мотивировать» (Кузьмин А. Г. Одоакр и Теодорих // Страницы минувшего. М., 1991. – С. 517).

Другим непреложно установленным фактом является множественность Русий на территории Европы. Наименования Русь, Русия, Рутения и т. п. встречаются, помимо Среднего Поднепровья, в Подунавье, Прибалтике, Прикарпатье, Приазовье, на границах Тюрингии и Саксонии (наиболее обстоятельно эти темы освещены в работах А. Г. Кузьмина «Варяги» и Русь на Балтийском море (Вопросы истории. – 1970. – № 1); «Кто в Прибалтике коренной?» (М., 1993); «Руги и русы на Дунае» (Средневековая и новая Россия. – СПб., 1996); «Сведения иностранных источников о Руси и ругах» («Откуда есть пошла Русская земля». М., 1986) и других. Всё это наконец-то позволяет подвести под историю русов прочный источниковедческий фундамент.

Наиболее раннее упоминание рутенов содержат «Записки о Галльской войне» Юлия Цезаря. Согласно его сообщению, рутены жили в кельтском (галльском) окружении, на обращённых к Атлантике склонах Центрального массива, по соседству с лемовиками.

Расстояние между городом лемовиков (civitas Limovicum, ныне Лимож, жители которого выделяются своеобразным говором) и городом рутенов (urbs Rutena, современный Родез) не превышало 180 километров. Перед галльским вождём Верцингеторигом рутены обязались выставить против римлян 12 000 воинов, а лемовики — 10 000, из чего видно, что их нельзя причислить к особенно многочисленным народам Галлии.

Помимо некоторого численного превосходства, рутены были богаче лемовиков — Страбон сообщает о серебряных копях в их землях.

Римляне причисляли эти народы к кельтам, но, вероятно, это было лишь языковое родство – результат ассимиляции. Этническое отличие рутенов и лемовиков от кельтов и германцев косвенно подтверждается их особым вооружением. Цезарь отметил, что оно соответствовало вооружению лёгкой пехоты римлян и вообще народов Средиземноморья. В отличие от германцев рутены и лемовики сражались короткими, а не длинными мечами, прикрывая тела небольшими круглыми щитами.

В другом месте римский полководец, рассказывая об одном из эпизодов Галльской войны, замечает: «…туда пришли стрелки из рутенов, конные из Галлии», то есть рутены предпочитали сражаться пешими, а не конными, как галлы.

Кажется, есть археологические свидетельства того, что рутены пришли в Галлию с севера, с территории нынешней Бельгии или из Центральной Европы (Кузьмин А. Г. Об этнической природе варягов (К постановке проблемы) // Вопросы истории. – 1974. – № 11; Кузьмин А. Г. Сведения иностранных источников о Руси и ругах; Перевезенцев С. Россия. Великая судьба. М., 2005). Действительно, рутены, жившие в V веке рядом с Фландрией, упомянуты и в «Истории бриттов» Гальфрида Монмутского (начало XII века). Но не исключено и обратное: сбитые римским ударом со склонов Центрального массива, рутены могли отступить в венетскую Арморику (Бретань) и рассеяться по побережью Северного, Балтийского морей, а также проникнуть в Испанию. О рутенах к северу от Дуэро знал Исидор Севильский (VII век).

Между тем, Тацит поместил в «Германии», где-то в Нижнем Повисленье, напротив современного острова Рюген, племя ругиев. Географ II века Клавдий Птолемей несколько уточнил эти сведения, разместив ругов («ругиклеев») на побережье Балтики между Одером и Вислой. По его сведениям, в их землях находился город Ругиум (в XIII веке на этих землях возник город Rügenwalde, современный польский Дарлово). По сведениям же Иордана, руги жили «по берегам океана», то есть по обе стороны Балтийского моря. На пребывание ругов в Скандинавии указывает область Ругаланн (на южном побережье Норвегии).

Ввиду полного тождества терминов рутены и руги, которое демонстрирует позднеантичная и средневековая литература, представляется очевидным, что это – латинизированный и германизированный варианты одного и того же этнонима.

Средневековые германские источники упоминают не меньше дюжины форм этнонимов рутены и руги для одной только Южной Германии: Ruteni, Rugi, Ruzi, Ruzzi, Rusci, Ruszi, Ruizi, Ruzeni, Reuze, Riuze, Ruhhia, Russia.

По поводу происхождения этих терминов А. В. Назаренко замечает: «В средневековых немецких диалектах исконный германский [s] произносился шепеляво, примерно как русский [ш] или, в положении между гласными, как [ж]. Поэтому он не подходил для передачи славянского [s] в заимствованиях из славянских языков. Для этой цели обычно использовалась буква z (обозначавшая звуки вроде русских [с] или, в других позициях, [ц]). Именно эти трудности при передаче славянского [s] и отображаются в орфографической пестроте вариантов имени Русь: Rusci/Ruci, Ruszi/Ruzi/Ruzzi» (Древняя Русь в свете зарубежных источников. – М., 2000. – С. 297). Причём германский вариант является фонетическим подражанием славянским названиям русь, русины.

Ещё интереснее то, что и последние, судя по всему, не были изначальными. Возможно, в племенном самоназвании рутенов/ругов после [ру] находился какой-то труднопроизносимый шипящий звук, доставлявший истинное мучение романо-германским народам. Даже славянские языки с их широкой консонантной гаммой оказались бессильны точно воспроизвести его. Наиболее древними славянскими формами слова русь являются, вероятно, ружь или рузь, а древнерусские памятники знают и прилагательное роушский.

По замечанию В. И. Меркулова, руги – это название русов в германских языках, где слог [gi] традиционно заменяет произносимое сочетание [жи]. Отсюда также вендское название Rujan (по-германски, РюгенРугский), то есть Ружан.

Рутены – латинизированный вариант написания имени русы, употребляемый через слог [ti], читаемый как [ци].

Приведённые лингвистические факты свидетельствуют о том, что германские и латинские хронисты воспринимали на слух названия ружи и руцины, записывая его в соответствии с грамматическими правилами» (Меркулов В.И. Откуда родом варяжские гости? Генеалогическая реконструкция по немецким источникам. – М., 2005).

Косвенным доказательством того, что балтийские руги тождественны галльским рутенам, служит их соседство с племенем лемовиев, очевидно идентичных галльским лемовикам. Может быть, это племя было связано с рутенами/ругами общими этнокультурными корнями или политическим союзом?

Тацит отнёс ругов к германцам, под которыми римляне подразумевали всех европейских варваров, непохожих на кельтов и сарматов.

Иордан отметил некоторую антропологическую близость ругов к германским племенам – светидам (предкам шведов) и данам. По его словам, светиды «известны… как превосходящие остальных величиною тела»; в свою очередь, и даны «пользуются среди всех племен Скандии славой по причине своего исключительного роста. Однако статностью сходны с ними также руги…». Но всё-таки он решительно отделял ругов от германцев. Руги, по его словам, сражались «со звериной лютостью», ибо превосходили германцев «как телом, так и духом». У него же находим сведения о том, что руги шли в бой легковооружёнными, подобно рутенам Цезаря. В одном из сражений готов и ругов против гепидов, пишет Иордан, «можно было видеть и гота, сражающегося копьями, и гепида, безумствующего мечом, и руга, переламывающего дротики в его (гепида?. — Авт.) ране…».

С учётом этих сведений позволительно, по-видимому, говорить о культурно-языковом влиянии германцев на ругов, а кельтов на рутенов, но не об их исконном германском или кельтском происхождении.

Современное научное состояние вопроса, к сожалению, не позволяет сказать что-либо определённое об этнических корнях балтийских ругов. Возможно, как и утверждал А. Г. Кузьмин, на южное побережье Балтики их вынесла волна миграции балканского (венето-иллирийского) населения – в настоящее время это единственная версия, имеющая под собой более или менее разработанную доказательную базу, хотя и не выходящая за рамки гипотезы.

В связи с происхождением рутенов/ругов интересна область Рутену, довольно часто упоминаемая в древнеегипетских надписях. Египтяне, которые ориентировались по направлению течения Нила, различали Верхний Рутену, куда входили часть Финикии, горы Кармель и Ливан, и Нижний Рутену – современную Сирию. Имеем ли мы дело с простым созвучием или можно вести речь о миграции населения Рутену в Европу – никаких исследований на эту тему пока что нет.

Достоверно лишь одно: с момента фиксации этнонимов рутены и руги в античных источниках и в течение ещё нескольких столетий этот народ не принадлежал к славянскому этносу.

Помимо археологических исследований (с ругами обычно отождествляется население оксывской культуры II века до новой эры – I века, расположенной на территории Северной Польши), в пользу этого утверждения можно привести свидетельство Прокопия Кесарийского о том, что руги «никогда не вступали в браки с чужеземными женщинами и благодаря этому несмешанному потомству они сохраняли в своей среде подлинную чистоту своего рода», тогда как славяне («венеды»), по свидетельству Тацита, «обезображивали» себя смешанными браками. Об «умыкании» славянами девиц у соседних народов говорит и «Повесть временных лет».

Судьба ругов в эпоху Великого переселения народов прослеживается достаточно детально. В конце I — начале II веков руги вступили в многовековую борьбу с готами. По сообщению Иордана, готы вторглись во владения ругов и, сразившись с ними, «вытеснили их с их собственных поселений». Вероятно, руги потеряли скандинавский Ругаланн и какую-то часть южнобалтийского побережья. Но попытка готов завладеть островом Рюген, видимо, закончилась провалом.

Побежденные готами, руги должны были принять участие в их походе в Северное Причерноморье. Впрочем, переселения варварских народов в те времена почти никогда не затрагивали всего племени. С готами ушла, по всей видимости, меньшая часть ругов. Большая их часть осталась в Балтийском регионе, в том числе на острове, получившем от них свое имя – Ругия, Руссия, Рутения, Руйян (современный Рюген), или рассеявшись по Восточной Прибалтике. Так называемый Веронский документ (список областей Римской империи, начало IV века) помещает ругов между скоттами, пиктами, каледонами, герулами и саксами, то есть по-прежнему в район нынешнего Польского Поморья.

Ушедших с готами ругов («рогов») Иордан числил в составе державы Эрманариха. Господство остроготов над ругами, как и вообще над подчинёнными им племенами, поддерживалось исключительно силой оружия. Поэтому как только военная мощь остроготов ослабла, руги не упустили случая освободиться от их власти. Это произошло в конце IV века, во время нашествия гуннов на Готскую державу.

Иордан рассказывает, что гунны нанесли поражение войску Эрманариха благодаря измене «росомонов» (Rosomonorum), то есть «народа росов». Этот термин уникален для средневековой литературы, но в отечественной историографии он уже достаточно уверенно связывается с племенным именем ругов/русов.

Во время сражения князь росомонов, не названный по имени, совершил со своей дружиной «предательское отступление», чем обрёк остроготское войско на гибель.

Разгневанный Эрманарих велел схватить супругу предателя Сунильду и разорвать её, привязав к хвостам диких коней.

По-видимому, своё решение перейти на сторону гуннов князь росомонов принял прямо на поле боя и не успел забрать с собой свою семью. Но и злодеяние Эрманараха не осталось неотомщенным. Два брата Сунильды, Сар и Аммий, напали на Эрманариха и жестоко изранили его. Это приблизило конец готского владыки. Страдания от ран, «глубокая старость» и невозможность противостоять гуннскому нашествию вынудили его совершить самоубийство.

После измены готам руги/росомоны заняли в гуннской орде привилегированное положение ближайших союзников. Один из сыновей гуннского правителя Ульдина (401–408) носил имя Ругила, то есть, видимо, «маленький руг». В латинских источниках встречаются другие варианты имени Ругилы – Ruga (Руга), Ruas (Pyac), Roas (Poac), что, видимо, соответствует фонетическому разнообразию племенного названия ругов.

«Этнически окрашенные» имена обыкновенно содержат указание на этническую принадлежность матери ребёнка. Варварские племенные союзы часто скреплялись браками предводителя ведущего племени с дочерями вождей подчинённых или союзных племён. Поэтому выглядит вполне естественным, что отец Ругилы Ульдин женился на представительнице княжеского рода ругов, оказавших гуннам неоценимую услугу в войне с остроготами.

Около 434 года орда Ругилы отправилась в поход на Константинополь. К этому времени относится первое в византийской литературе упоминание библейского «народа Рос» в связи с нашествием северных варваров. Оно содержится в послании константинопольского патриарха Прокла. Как повествует современник событий Сократ Схоластик («Церковная история»), нашествие было прервано внезапной гибелью Ругилы от молнии и распространившимся среди варваров мором.

По свидетельству Иордана, руги были в войске Аттилы во время его знаменитого похода в Галлию и приняли участие в битве на Каталаунских полях в 451 году. Но после смерти «Бича Божьего» руги выступили на стороне коалиции германских и сарматских племён против гуннов. В 454 году союзники разбили своих бывших хозяев на реке Недао (Недава, приток Савы). В этом сражении погиб любимый сын Аттилы – Эллак и 30 000 гуннов, уцелевшие откочевали в причерноморские степи. Всё Подунавье оказалось в руках антигуннской коалиции.

Гибель Гуннской державы привела к разделению ругов. Византийский историк Приск сообщает, что одна их часть захватила придунайский город Новиодун (в районе современной Любляны). Другая часть предпочла сделку с Римской империей. По известию Иордана, «руги… и многие другие племена испросили себе для поселения Биццию (ныне город Вица. – Авт.) и Аркадиополь (современный Люлебургаз в Турции. – Авт.)» – области в Восточной и Южной Фракии. При императоре Майориане (457–458 годы) власти Западной Римской империи, по-видимому, заключили с дунайскими ругами договор, положивший начало их преобладающему влиянию в Прибрежном Норике (Верхняя Адриатика).

Здесь возникло одно из первых «варварских королевств», которое германцы называли Ругиландом («землей ругов»). Руги установили полный контроль над землями Норика, превратив местное римское население в своих подданных и обложив его данью.

Будучи ревностными арианами, они даже пытались перекрещивать римлян-католиков (ариане не признавали крещение по католическому обряду, поэтому, с их точки зрения, повторное крещение было необходимо). Их миссионерская деятельность, впрочем, не отличалась особенным размахом. В то же время короли ругов проявляли искреннее уважение к местному епископу Северину, прославившемуся своей праведной жизнью и мудростью, и не раз испрашивали его совета в военных и политических делах.

По свидетельству Евгиппия («Житие святого Северина»), руги находились «в затруднительном положении», так как остроготы, занимавшие тогда земли Нижней Паннонии, были их «злейшими врагами» и «пугали численным превосходством». При короле Флакцитее руги вступили в союз со свевами, гепидами и скирами, тоже враждовавшими с готами. Но эта коалиция в 469 году была разбита остроготами в сражении на реке Болии (в Паннонии). С этого времени королевство ругов стало клониться к упадку.

Дальнейшая история ругов связана с именем Одоакра, который в 476 году низложил последнего римского императора Ромула Августула, отослал знаки императорского достоинства в Константинополь и, таким образом, формально прекратил существование Западной Римской империи.

По поводу происхождения Одоакра в источниках наблюдаются разночтения. Его считают ругом или рутеном. Например, Иордан в «Romana» («Деяния римлян») попутно замечает, что Одоакр по происхождению был рогом (genere Rogas), то есть ругом. Надпись на так называемой зальцбургской плите, воздвигнутой над могилой святого Максима и пятидесяти его учеников, убитых Одоакром в 477 году, называет последнего «вождем рутенов».

Иная версия приведена в Житии святого Северина, где сказано, что отец Одоакра был скиром, однако, это ни о чём нам не говорит, поскольку этническая принадлежность скиров неясна. Иордан сообщает, что скиры были практически полностью истреблены германцами. В таком случае, возможно, Одоакр, будучи этническим скиром, воспитывался среди ругов, что послужило поводом для причисления его к этому народу.

Однако, сделавшись правителем Италии, Одоакр проникся интересами римской политики. Когда восточно-римский император Зенон, желая воспрепятствовать походу Одоакра на Балканы, уговорил короля ругов Фелетея (правил с 475 года) двинуться в Италию, Одоакр опередил его. Воспользовавшись раздорами в семье Фелетея, он зимой 487 года вторгся в Ругиланд с огромной армией и нанёс ругам сокрушительное поражение, причём захватил в плен их королевскую чету, которую впоследствии казнил. Сын Фелетея бежал к остроготам, где вскоре тоже умер.

Таким образом, королевство ругов прекратило своё существование. Остатки войска ругов присоединились к королю остроготов Теодориху, также мечтавшему о владычестве над Италией. С их помощью Теодорих одержал победу над Одоакром и образовал королевство остроготов в Северной Италии со столицей в Вероне.

Отряды ругов участвовали в провозглашении Теодориха королем в 493 году, но затем проявили себя весьма ненадёжными союзниками, которых пришлось усмирять силой оружия. Противостояние остроготов и ругов было настолько непримиримым, что навсегда запечатлелось в памяти германцев. Так, в саге о Тидреке Бернском (то есть Теодорихе Веронском) готам противостоят «русские люди» и их короли – Гертнит и его сыновья Озантрикс, Вальдемар и Илиас. Война, шедшая с переменным успехом, заканчивается неудачно для «русских». Эта Русь, согласно саге, находится между Паннонией, Северной Италией, Швабией и землями полабских славян, то есть равнозначна Ругиланду.

Последний раз руги заявили о себе как о политической силе в 541 году, когда после смерти готского короля Ильдебада посадили на итальянский трон своего соотечественника Эрариха. Однако его царствование длилось всего пять месяцев, после чего Эрарих был убит готами.

Конец Готскому королевству в Италии положила многолетняя война с Византией, в ходе которой войска полководца Велизария вернули бывшую сердцевину Римской империи под скипетр Юстиниана I. Отныне имя готов исчезло в Италии. Поселения же ругов в Северной Италии продолжали существовать ещё долгое время. Сохранились послания римских пап IX века, обращённые к «клирикам рогов», очевидно, всё ещё арианам.

Дунайский Ругиланд, в VI–VIII веках входивший в состав Аварского каганата, после крушения последнего достался франкам, которые создали на его землях пограничную Русамарку.

В VI веке «народ рус» становится известен и на Востоке. Об этом свидетельствует сирийская «Церковная история», принадлежащая перу так называемого Псевдо-Захарии Ритора. В 555 году это сочинение было дополнено географическим очерком земель и народов, расположенных к северу и северо-западу от Кавказа. Неизвестный автор вначале перечислил исторические народы – булгар, алан, аваров, хазар, эфталитов и других, которые «живут в палатках, существуют мясом скота и рыб, дикими зверьми и оружием (разбоями. – Авт.)», а далее, «в глубь от них», упомянул каких-то амазратов, людей-псов и амазонок. «Соседний с ними народ Hrws («рос» или «рус». – Авт.), – продолжает географ, – люди, наделённые огромными членами тела; оружия у них нет, и кони не могут их носить из-за их размеров».

Безусловно, чем дальше к северу, тем взгляд Псевдо-Захарии всё больше мутнеет. Однако полностью пренебрегать его сообщением нельзя. Следует помнить, что в историко-географических сочинениях средневековых авторов местонахождение амазонок переместилось из Северного Причерноморья в Центральную Европу.

Например, в четвёртой книге «Истории гамбургских архиепископов» Адама Бременского амазонки вкупе с некоторыми другими мифическими персонажами Псевдо-Захарии тоже оказываются соседями некоей Руси: «Говорят, где-то на берегах Балтийского моря обитают амазонки, их страну называют теперь раем женщин. Иные рассказывают, что амазонки становятся беременны, выпив воды. Другие говорят, что они зачинают либо от проезжающих купцов, либо от тех, кого берут в плен, либо, наконец, от чудовищ, которые в этих землях не редкость… Когда же дело доходит до родов, то оказывается, что, если плод мужского пола, это циноцефал [песьеголовый], а если женского, то совершенно особая женщина, которая будет жить вместе с другими такими же, презирая общение с мужчинами… Циноцефалы — это те, которые носят на плечах [песью] голову. Их часто берут в плен в Руссии, а говорят они, мешая слова и лай».

В скандинавских сагах «Страна женщин» и земли людей-псов также граничат с «Рюсаландом», обитатели которого – «рюсы» – изображаются как великаны. Географически эти Руссии и Рюсланды находятся где-то в Центральной Европе и, очевидно, соответствуют земле народа Hrws.

Что касается описания внешности людей, принадлежащих к народу Hrws, то оно целиком укладывается в рамки античной и средневековой традиции изображения «варваров», особенно «северных», как чрезвычайно рослых людей, что должно было подчеркнуть их чуждость и дикость. Чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть в сочинения древнеримских писателей, повествующих о германцах, или в труды средневековых хронистов, живописующих набеги викингов, – тогда как археологические исследования останков всех этих северных «богатырей» показывают, что по современным меркам они были довольно приземисты и страдали всеми мыслимыми болезнями, от туберкулеза до кариеса.

Иордан, описывая ругов ещё более рослыми, чем германцы, по-видимому, следовал той же традиции, – чем дальше на север живёт народ, тем больше он отличается во всех отношениях от привычной нормы.

Впрочем, известию о том, что огромный рост мешает людям народа Hrws ездить верхом, можно найти некоторое историческое обоснование. Руги всегда дрались пешими. Это обстоятельство, надо полагать, и породило фантастическую метафору сирийского писателя.

Пожалуй, труднее всего прокомментировать сообщение о безоружности народа Hrws. Возможно, в нём отобразилось воспоминание о зависимом положении ругов в государстве готов.

Так «русский» след привёл нас с лазурных берегов Средиземноморья на туманное побережье Балтики, оттуда в Северное Причерноморье и, наконец, в Среднее Подунавье. Здесь, в непосредственном соприкосновении со славянским пограничьем, обозначился важнейший рубеж в истории русов, а вместе с ней и в истории славян. Далее мы увидим, как обе они сольются воедино…

© Сергей Цветков, историк

Материал дан с незначительными сокращениями.

Наш комментарий

Итак, пространственная локализация наименования с корнем рус-, руг-, рут-, относящегося к некоему древнему народу, весьма обширна. Неужели эти русы=руги=рутены были такими вездесущими, причём на протяжении очень длительного времени?

Этническая принадлежность русов=ругов=рутенов непонятна и неясна, и все попытки её прояснить остаются только попытками. Скорее всего, под этими наименованиями фигурируют разные этнодиалектные группы или, может быть, и не этнические группы вовсе, а просто объединённые общим интересом и, соответственно, судьбой мини-социумы (временные коллективы, консорции), главным занятием которых была война. И состав этих военных консорций по этнической принадлежности и языку был весьма пёстрым, тем более, что речь идёт о разном времени и разных территориях.

Такое в истории известно: одно некое именование стабильно используется, меняя свою огласовку и написание в разных источниках и под пером разных авторов, применительно к тем авантюристам-пассионариям из разных времён и народов, чьё основное занятие – участие по найму в военных предприятиях разных правителей – было востребовано всегда.

Отсюда и нестабильное поведение тех же русов=ругов=рутенов, оказывавшихся союзниками то готов, то гуннов, то ещё кого-то иного. Именно так ведут себя те, кого нанимают на работу на некоторое время, по истечении которого они меняют работодателя, не имея при этом стойкой и стабильной привязки и не испытывая особой любви к тому, кто платит за работу в каждый данный период найма.

Что касается этнонима русы=руги=рутены, то это именование, отображённое в сохранившихся до нового времени документах, может быть вовсе и не этнонимом, а устойчивым древним обозначением как раз нескольких консорций воинов-наёмников, кочевавшим из века в век в сочинениях разных авторов. Именно так – нескольких консорций, временных военных коллективов, поскольку эти эти русы=руги=рутены оказываются удивительно вездесущими. Впрочем, в своих истоках обозначение русы=руги=рутены, возможно, и было этнонимом, но его первоначальная этноязыковая привязка скрыта во мгле времён.

В этнонимике установлены следующие закономерности, вполне подходящие и к тому, что известно о наименованиях русы=руги=рутены:

1) в качестве наименования народа, проживающего на соответствующей территории (в том числе – и в качестве наименования определённых территориальных групп данного народа, даже в масштабах отдельных населённых пунктов), может выступать этноним коллектива, размещавшегося здесь ранее, возможно, в далёком прошлом;

2) при изменения культурно-исторического фона и языковой среды этнонимы, оставаясь неизменными или изменяясь некоторым образом в плане выражения, как правило, получают иной план содержания вследствие изменения денотативной направленности.

Если же всё-таки русов=ругов=рутенов считать конкретным народом, весьма устойчивым на протяжении долгого времени, хотя и диффузно расселённым (хотя одно противоречит другому!), то следует принять версию (изложенную в своё время параллельно А. Г. Кузьминым и Л. Н. Гумилёвым) о том, что эти русы=руги=рутены были особым индоевропейским народом, «северными иллирийцами», а часть из них послужила субстратом при формировании восточного славянства.

Эту версию мы можем принять и принимали ранее при анализе названий Русь, Белая Русь, Великая Русь, Малая Русь [см., в частности, нашу первую публикацию на эту тему в книге: А. Ф. Рогалев. Белая Русь и белорусы: В поисках истоков. – Гомель: БелАНТДИ, 1994. – С. 79–96], но, говоря о взаимодействии русов=ругов=рутенов и восточных славян и принимая во внимание то, что мы предположили о сущности этих русов=ругов=рутенов сейчас, правильнее будет называть это взаимодействие суперстратным воздействием военнодружинной группировки на этнодиалектную восточнославянскую среду.

То есть некая военная «русская» военная консорция приняла верховенство над восточными славянами и составила даже при несомненном смешении с верхушкой последних привилегированную сословную группу – княжескую элиту, известную на определённом этапе восточнославянской (древнерусской) истории под династическим наименованием Рюриковичи.

© А. Ф. Рогалев, профессор (г. Гомель, Республика Беларусь). Ссылка в соответствии с действующим законодательством обязательна.

Категория: Неизвестная история | Добавил: Filosof (25.04.2017)
Просмотров: 32 | Теги: комментарий, неизвестная история, русы, полемика, руги | Рейтинг: 5.0/1
Вход на сайт
Поиск

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz