Четверг, 24.05.2018, 15:05
Приветствую Вас Гость | RSS

Поиски скрытого смысла

Меню сайта
Категории раздела
Неизвестная история [25]
Анализ сложных, запутанных или неизученных страниц истории и отдельных исторических артефактов.
Новая философия [15]
Современные представления о бытийности, реальности, действительности, жизни, человеке, социуме и мироздании в целом.
Антропонимия [6]
Публикуются короткие материалы, в которых анализируются имена, фамилии или рассматриваются общие вопросы антропонимики как раздела науки о собственных именах.
Интеллектуальная эзотерика [27]
Материалы профессора А. Ф. Рогалева, в том числе из его книги "Интеллектуальная эзотерика" (Гомель: Велагор, 2018 год)
Комментарии к фильмам [165]
Отзывы, рецензии, заметки профессора А. Ф. Рогалева о просмотренных художественных фильмах.
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Антропонимия

Освоение христианских личных имён в русском антропонимиконе до конца XVIII века

Новые христианские имена проходили длительный процесс освоения в языке, который завершился только в XVIII веке. Освоение имело прежде всего фонетический характер.

Многие христианские имена имели дифтонги, что было чуждо русской фонетической системе. Поэтому два или даже три гласных в составе дифтонга заменялись монофтонгами – одним гласным: Иоанн – Иван, Иоаким – Аким, Иоакинф – Акинф, Иоанникий – Аника, Иустин – Устин, Иулита – Улита, Симеон – Семён, Феодор – Фёдор, Диомид – Демид, Деонис – Денис, Иеремия – Еремей и т. п.

В народном употреблении утрачивались («отсекались») безударные начальные слоги канонических имён, например: Анастасия – Настасья, Елизавета – Лизавета, Илларион – Ларион. Иногда усекалась часть слога: Дмитрий – Митрий.

Появление наряду с церковной формой антропонима адаптированной народной формы требовало необходимость разграничения официальной и неофициальной форм имени. Все личные имена в настоящее время имеют официальную форму, которая чётко противопоставлена многим неофициальным формам. Официальная форма является языковой, а неофициальные формы – речевыми формами. Речевые неофициальные формы христианских личных имён появлялись с самого начала функционирования христианского антропонимикона. Но фактически до XVIII века отсутствовали строгие и чёткие правила противопоставления официальной и неофициальной форм имени. Такая задача даже не ставилась. Никто специально не задумывался над тем, какая форма – строго официальная, а какая – неофициальная.

Осмысление определённых именных форм как официальных подразумевает наличие в обществе развитой юрисдикции, аппарата госслужащих, производящих записи имён в документы, а также наличие образцов имён, которым должно следовать при записях. Церковные календари, безусловно, представляли рекомендательный список канонических форм имён, но они указывали неадаптированные формы, громоздкие и сложные даже в произносительном плане. Поэтому канонические формы употреблялись редко, а образцового списка русифицированных именных форм не было. Следовательно, не могло быть и речи о формах неофициальных.

Неразграничение официальной и неофициальной форм имён до XVIII века было связано во многом с тем, что такого разграничения не было в дохристианскую эпоху, в сфере языческих имён. То есть не было традиции, на которую можно было бы опереться. Языческие имена не имели особого словообразования, оно осуществлялось среди имён по тем же нормам, что и у нарицательных слов, и к тому же отличалось чрезвычайным разнообразием. Когда появились христианские имена, то народ применил по отношению к ним при их адаптации такие же разнообразные словообразовательные средства. Фактически на основе предложенного церковью списка канонических имён народ создал сотни их адаптированных словообразовательных вариантов.

Первым шагом к разграничению официальной и неофициальных форм личных имён был указ Петра I, в соответствии с которым от 1 января 1702 года в официальных документах уменьшительные формы личных имён запрещались.

Нельзя, однако, сказать, что до этого формы личных имён вообще никак не разграничивались. Имелись разные варианты христианских имён, употребление которых обусловливалось сферой общения, социальным положением именуемого, отношением говорящих к именуемым и т. д. Царя не могли называть Ивашкой, а некий боярин Пётр перед царём мог быть Петрушкой. Для того же боярина дворовой холоп был только Васькой, а не Василием.

Эти факты говорят о наличии сословного разграничения антропонимикона. Такое разграничение было унаследовано от прежнего времени, то есть в данном случае традиция была и продолжалась, хотя и на новом именном материале.

В раннюю древнерусскую эпоху князь не мог называться Первушей или Смиряем, Плеханом или Беляем, а только Святополком или Ярославом или другими сугубо княжескими именами. Специфические имена были у воевод, лучших княжеских дружинников (военной элиты), бояр, простолюдинов.

В христианское время появился круг монашеских имён, которые в наибольшей мере сохраняли свой канонический облик, форму первоисточника, например: Варлаам, Илиодор, Иосаф, Иустин, Асинкрит, Аристион, Елпидифор, Илларион, Иоанникий, Вениамин, Вонифатий, Варсонофий и т. п. Среди монашеских имён, как видим, были имена, которые почти не бытовали в широкой народной среде, у мирян.

Христианские имена имели уменьшительные и уменьшительно-уничижительные формы, которые отчётливо подчёркивали зависимость одного лица от другого, социальное неравенство, например: «Государю Михаилу Микитичу и государю Андрею Микитичу крестьяне твое деревни Песков старостишко Гришка Сергеев и все крестьянишка челом бьют» (запись под 1677 годом). Как видим, социальное разграничение личных имён было нормой, унаследованной из предшествующего времени.

Древнерусскому антропонимикону не была свойственна упорядоченность в оформлении окончаний личных имён. Такая упорядоченность начинает появляться с XVII века. В мужских именах господствующего класса отчётливо стали выделяться три группы имён:

1) с основой на твёрдый согласный и нулевым окончанием (например, Борис, Пётр, Иван);

2) оканчивающиеся на -й- (Андрей, Алексей, Василий);

3) оканчивающиеся на -о, -а (Никита, Козьма, Михайло).

Личные имена у людей иных сословий оканчивались только на -о или -а.

В XVIII веке процесс грамматической формализации личных имён фактически был завершён. Постепенно исчезли из официальных записей мужские имена на -о (Михайло, Александро), сохраняясь только в быту среди крестьян. На смену им пришли формы личных имён на твёрдый согласный.

Окончание -а стало типичным для женских имён. Остались лишь отдельные мужские имена на -а/-я типа Фома, Лука, Илья. Имена Инна, Римма, Пинна стали употребляться как женские. Женское имя Елисавет (эту форму употреблял в своих одах М. В. Ломоносов) получило окончание -а.

По материалам книги: © С. И. Зинин. Введение в русскую антропонимию. Пособие для студентов-заочников. – Ташкент, 1972. – 277 с. Глава II. История русских личных имён. Редакция и подготовка текста – А. Ф. Рогалев.

Категория: Антропонимия | Добавил: Профессор (15.02.2018)
Просмотров: 22 | Теги: ономастика, история антропонимии | Рейтинг: 5.0/1
Поиск

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz