Воскресенье, 21.01.2018, 23:09
Приветствую Вас Гость | RSS

Поиски скрытого смысла

Меню сайта
Категории раздела
Неизвестная история [21]
Анализ сложных, запутанных или неизученных страниц истории и отдельных исторических артефактов.
Коротко о названиях населённых пунктов Беларуси [20]
Заметки о происхождении ойконимов - названий городов, городских посёлков, деревень, находящихся в пределах Республики Беларусь. Короткие комментарии к ойконимам.Из архива профессора А. Ф. Рогалева.
Запредельность [104]
Интеллектуальная эзотерика в интерпретации профессора А. Ф. Рогалева.
Гидронимические очерки [98]
Анализируются названия водных объектов, фиксируемые в пределах Республики Беларусь. Объясняется их происхождение.
Анализ художественных текстов [10]
Идейно-тематическое содержание произведений. Поиски скрытого смысла.
Общая гидронимика [8]
Объяснение названий рек, озёр и других водных объектов, зафиксированных в разных странах земного мира.
Микротопонимическая лексика [60]
Объяснение названий малых географических объектов. Из исследований профессора А. Ф. Рогалева.
Комментарии к фильмам [114]
Отзывы, рецензии, заметки профессора А. Ф. Рогалева о просмотренных художественных фильмах.
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Анализ художественных текстов

Эзотерическая проза. Юлий Гарбузов. "Книжный лоток". Скрытый смысл содержания.
Рассказ Юлия Гарбузова "Книжный лоток"
 
Удивительный случай, о котором пойдёт речь в этом рассказе, произошёл с моей ныне здравствующей коллегой, Анной Вячеславовной Этус. Мы с нею много лет преподавали на общетеоретической кафедре одного из институтов нашего города. Это странное событие случилось в июне 1975 года, но Анна Вячеславовна, опасаясь, что её сочтут не вполне адекватной, решилась рассказать о нём только сейчас, то есть двадцать четыре года спустя в застольной беседе, будучи у меня в гостях на дне рождения.
Описываемая история глубоко взволновала всех моих гостей, а лично меня экстраординарные явления привлекали всегда. Я не имею морального права сомневаться в искренности этой строгой и объективной женщины, в недалёком прошлом преподавательницы экстра-класса. Для более точной передачи последовательности событий я поведу повествование от её имени.
Харьков, Украина.
Суббота, 7 августа 1999 г.

***************************************************
В тот день я не особо спешила на работу, так как лекции и другие виды аудиторных занятий уже закончились. Шла летняя экзаменационная сессия. Погода была солнечная, небо ясное, и, когда я проходила по улице Гоголя мимо находящегося там одного из корпусов госуниверситета, неожиданно хлынул тёплый летний ливень.
Судя по висевшей у входа вывеске, в этом корпусе располагался филологический факультет. Входная дверь была широко распахнута. Преодолев несколько ступенек полуразвалившегося крылечка, я влетела в неё, чтобы укрыться от дождя, и очутилась в ярко освещённом вестибюле.
Моё внимание привлекло необычно пышное по тем временам убранство помещения. Времени у меня в распоряжении было достаточно, и я с любопытством озиралась вокруг, невольно сравнивая обстановку с нашей институтской.
Необычайно яркий свет исходил от огромной хрустальной люстры, висевшей под расписным плафоном и сверкавшей бронзовой арматурой. Прямо напротив входа поднималась широченная мраморная лестница с мраморными же перилами. Ступеньки были устланы роскошной ковровой дорожкой, закреплённой бронзовыми прутьями, начищенными до зеркального блеска. Пол был тоже мраморный, украшенный посередине замысловатой мозаикой. Народа было не особенно много, как обычно во время экзаменационной сессии. Высокие потолки с художественной лепкой под старину, массивные дубовые двери с дорогой бронзовой фурнитурой, блестевшие свежим лаком, и висевшие на стенах огромные картины, на которых были изображены живописные пейзажи, повергли меня в шок.
Слева, если смотреть со стороны входа, за массивным бюро сидел строго одетый элегантный дежурный. На бюро стояли новенькие телефонные аппараты, как видно, импортные, вентилятор с лопастями, окружёнными защитной решёткой, и тяжёлая дорогая настольная лампа, а дежурный вежливо, с улыбкой давал пояснения подходившим к нему людям, время от времени спокойно отвечая на телефонные звонки.
По правую сторону располагался книжный киоск, вернее, очень богатый по тем временам лоток. Хорошие книги в то время были дефицитом, и я не преминула возможности подойти к нему. Книги там были воистину великолепные. Мои глаза разбегались, я загорелась азартом, однако денег у меня при себе было мало, поэтому купить то, что хотелось, я не имела возможности. Но одну книгу всё же приобрела. Это был сборник стихов Омара Хайяма в великолепном оформлении. Страницы цветные, со старинными вензелями, выполненные в нежных, успокаивающих пастельных тонах. Переплёт жёсткий, глянцевый, талантливо декорированный мудрёным восточным орнаментом времён арабских халифатов.
Ливень на улице стих так же внезапно, как и начался. Радуясь покупке, я вышла из вестибюля, ещё раз оглянулась на невзрачную наружную дверь над полуразрушенным крыльцом и подумала: «Как за такой неказистой дверью может скрываться столь великолепная внутренняя обстановка? Уж наружную-то дверь и крыльцо можно было бы оформить по-человечески. Ведь именно с неё начинается знакомство с филфаком госуниверситета!»
Придя на работу, я тут же показала книгу сотрудникам и с увлечённостью поведала о том, как великолепно оформлены некоторые факультеты госуниверситета – не то, что наш институт.
Мой рассказ особого впечатления на коллег не произвел, а вот книга оказалась всем на зависть, и одна из моих ближайших приятельниц тут же дала мне деньги и попросила сегодня на обратном пути купить ей такую же, так как до завтра их наверняка раскупят.
Дел у меня в тот день на кафедре было не особенно много. Я быстро с ними управилась и где-то через пару часов ушла домой. Возвращаясь тем же путём, я опять подошла к этой невзрачной наружной двери с вывеской и вошла в здание.
Сначала я решила, что ошиблась дверью, потому что попала в совершенно незнакомое полутёмное помещение, даже отдалённо не напоминавшее тот роскошный вестибюль, где была всего каких-нибудь три-четыре часа тому назад. Я вышла, ещё раз посмотрела с улицы на входную дверь. Сомнений не было – дверь была та же, что и утром. И то же полуразбитое крыльцо. Нигде поблизости не было ничего похожего ни на подобную дверь, ни на вывеску, ни на здание корпуса госуниверситета.
Не веря своим глазам, я снова вошла в помещение и осмотрелась более внимательно. Оно имело обшарпанный вид и давно нуждалось в капитальном ремонте. На том месте, где утром за роскошным бюро сидел импозантный дежурный, стоял убогий письменный стол, за которым, освещённый тусклым светом запыленной настольной лампы с треснутым основанием дремал не менее убогого вида вахтёр.
Ничего больше кроме раздевалки, закрытой в летнее время, старой лестницы с побитыми ступеньками да нескольких человек, озабоченных своими делами, в помещении не было. Недоумевая, я подошла к вахтёру.
– Простите, пожалуйста, у вас здесь был книжный лоток...
– Нет, вы ошибаетесь. Никогда здесь никакого книжного лотка не было.
– Но это же университет?
– Совершенно верно.
– Корпус филфака?
– Филфака.
– А есть здесь где-нибудь поблизости здание с красивым вестибюлем, хрустальной люстрой и богатым книжным лотком?
– Нет... Я с детства живу на этой улице, хорошо знаю все здания, но ничего такого тут нет и, насколько я помню, никогда не было.
Расстроенная, я вышла из мрачного помещения на солнечную улицу и в недоумении побрела к автобусной остановке.
Где же я была сегодня утром? Где купила книгу? Куда всё девалось за несколько часов? Можно было бы подумать, что всё это мне померещилось или на ходу приснилось, или я вообще сошла с ума.
Но откуда тогда у меня эта замечательная книга, которая стоит до сих пор в моей спальне на полке на самом видном месте?..
Наш комментарий
За внешней фабулой повествования, безусловно, скрыта суть, которая ни самой героиней рассказа, ни его автором не затронута. Даны только самые общие определения: "Удивительный случай", "Экстраординарное явление", "Странное событие". То есть – мистика, да и только. Но тем не менее – реальная...
И как резюме – завершающие фразы повествователя: 
"Можно было бы подумать, что всё это мне померещилось или на ходу приснилось, или я вообще сошла с ума.
Но откуда тогда у меня эта замечательная книга, которая стоит до сих пор в моей спальне на полке на самом видном месте?.."
Действительно, откуда?
Вот, в книге-то всё и дело. В рассказе – ни слова о том, читала ли Анна Вячеславовна Этус приобретённый ею сборник Омара Хайяма. Сказано лишь: книга до сих пор стоит на полке. Но ведь дали-то ей книгу не для этого, а для изучения, для нахождения ответа на те вопросы, которые, как мы полагаем, стояли перед Анной Вячеславовной тогда, в 1975 году, или возникли позже. 
Бывает, приходишь в книжный магазин и вдруг видишь только одну книгу и больше ничего. Она стоит на полке и ждёт именно нас. Так срабатывает язык ситуаций, посредством которого инобытие помогает конкретным людям в их жизнедеятельности, направляет, подсказывает или предостерегает...
Увы, Анна Вячеславовна, судя по всему, этого не поняла. И сейчас ей стоило бы вернуться в 1975 год, проиграть всю рассказанную ситуацию заново, вспомнить все детали того времени, все события, внимательно прочитать текст доставшейся книги и найти ответы, которые и сейчас, безусловно, окажутся для неё полезными в плане приобретения жизненного опыта, знаний о мире и окружающей реальности.
Мистика – вполне реальное явление. Да, она удивляет, поражает и квалифицируется как нечто экстраординарное. Но не должна пугать или приводить к неправильным заключениям типа "померещилось", "на ходу приснилось" или "рассудок затемнился". Самое правильное определение мистики таково: она есть проявление инобытия
И если такое проявление происходит и связано с конкретным человеком, значит, именно ему и даётся знак, очень важный для дальнейшей жизнедеятельности и возможной корректировки жизненной программы, для определения, наконец, правильного варианта тех или иных действий из набора возможностей.
Мистические события всегда связаны с такой задачей или проблемой, решение которых только и может быть нестандартным и необычным, без всяких стереотипных подходов.
Впрочем, бывает и так, что мистическое проявление случается лишь для того, чтобы разблокировать подсознание человека и позволить ему осознать тот непреложный факт, что воспринимаемое им посредством пяти чувств не является единственной реальностью. Осознание же этого факта меняет жизнь человека достаточно существенно.
Из книги: А. Ф. Рогалев. Метафизическая реальность. - Гомель: Велагор, 2015. - С. 78-81.
Категория: Анализ художественных текстов | Добавил: Нет (08.01.2016)
Просмотров: 110 | Теги: анализ художественного текста, реальная мистика | Рейтинг: 5.0/2
Поиск

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz