Пятница, 23.06.2017, 22:04
Приветствую Вас Гость | RSS

Когниция (исследования, материалы)

Категории раздела
Гуманитарные науки [29]
Материалы, исследования, статьи из широкой области гуманитарных знаний.
Лингвистика [47]
Материалы, статьи, исследования из разных областей языковедческих знаний.
Литературоведение [33]
Анализ художественных текстов.
Книги [4]
Авторские монографии, фрагменты из книг, главы, разделы.
Топонимия Беларуси [78]
Объяснение названий населённых пунктов (ойконимов) и водных объектов (гидронимов), находящихся в пределах Республики Беларусь.
Гидронимика [84]
Объясняются названия водных объектов, прежде всего рек и озёр. Из исследований профессора А. Ф. Рогалева.
Язык и языкознание [3]
Исследования и материалы профессора А. Ф. Рогалева по языковедческой тематике.
Этимологический словарь фамилий Беларуси [10]
Материалы из книги: А. Ф. Рогалев. Этимологический словарь фамилий Беларуси. - Гомель: Гомельский гос. ун-т имени Франциска Скорины, 2016.
Эзотерическая лингвистика [4]
Материалы из книги: А. Ф. Рогалев. Эзотерическая лингвистика (Гомель, 2014).
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Исследования

Главная » Файлы » Лингвистика

Проблема образования и развития языковых семей
[ Скачать с сервера (1.24Mb) ] 30.10.2016, 09:36

© Б. В. Горнунг, В. Д. Левин, В. Н. Сидоров. Проблема образования и развития языковых семей // Вопросы языкознания. – 1952. – № 1. – С. 41–64.

Содержание статьи в тезисах

1. Одним из главных заблуждений сравнительно-исторического языкознания 19 века было упрощённое, схематическое представление о прямолинейном распадении языков-основ на отдельные части.

Схематически это изображалось в виде так называемого «родословного древа». Иногда распадение праязыка представлялось как единовременный акт. Всей сложности языкового развития языкознание 19 века не учитывало.

2. Постепенный отход от упрощённых схем стал возможен только в конце 19 века в связи с развитием исторической диалектологии.

3. Свой вклад в понимание процессов языкового развития внесла «волновая теория» Иог. Шмидта. Этот исследователь пытался понять пёструю картину перекрещивающихся связей между языками разных групп языковой семьи. Но Иог. Шмидт не учёл, что расселение носителей языка-основы не могло происходить как ничем не нарушаемый процесс экспансии во все стороны из первоначального центра. Ошибочным было и мнение Иог. Шмидта о праязыке как абсолютно едином явлении. Не учитывались воздействие субстрата и возможность передачи тех или иных языковых черт иноязычным соседям.

4. Наряду с анализом и критикой состояния зарубежного сравнительно-исторического языкознания на начало 1950-х годов авторы реферируемой статьи отмечают успехи советского языкознания в разработке проблем языкового родства применительно не только к индоевропейской семье, но и к другим языковым семьям (работы Д. В. Бубриха и Г. В. Василевич).

5. Авторы статьи исходят из положения о том, что каждый из родственных языков генетически восходит к одному и тому же источнику (общему языку, языку-основе). Этим языком-основой мог быть только реальный язык и единый в той степени, в какой может быть единым бесписьменный язык, всегда распадающийся на диалекты и говоры.

6. Язык-основа должен был иметь свой словарный состав, грамматический строй и фонетическую систему. В диалектах языка-основы могли существовать лексические, грамматические и фонетические различия, которые, однако, не нарушали единство языка-основы.

7. Носители языка-основы могли быть отдельным племенем, союзом родственных племён или в некоторых случаях уже сложившейся народностью.

8. Языки-основы групп родственных языков оказываются известными по памятникам письменности в редких случаях. Примером может служить общевосточнославянский, или древнерусский язык, известный по письменным памятникам с 11 века. Примерно с 13–14 веков группы диалектов этого языка-основы постепенно обособляются и дают начало современным восточнославянским языкам.

9. Частично засвидетельствован также язык-основа романской группы языков. В основе образования романских языков лежал процесс дифференциации общероманского языка-основы, а не скрещивание латинского языка с другими языками. Авторы статьи считают языком-основой романской группы языков так называемую «вульгарную (народную) латынь» 3–7 веков новой эры, являвшуюся языком западной половины Римской империи и некоторых других областей Европы, где латынь ассимилировала местные языки.

10. Язык-основа обычно гипотетически восстанавливается посредством сравнительно-исторического метода, что не всегда оказывается успешным и даже возможным. Чем более в глубь истории отодвинуто время существования языка-основы, тем более условным оказывается его восстановление (пример – общеиндоевропейский язык-основа).

11. Единство языка-основы и степень его диалектной раздробленности определяются процессами объединения или, наоборот, разобщения населения определённой территории, на которой данный язык распространён.

12. Существование языка-основы для современных семей и групп родственных языков относится к доклассовому этапу развития общества.

Первобытнообщинный строй, как известно, характеризуется раздроблением племён и, соответственно, племенных языков.  Локальное разобщение социума, раздробление племён в процессе их роста и территориального расселения с неизбежностью вело к появлению диалектных различий в языке-основе.

Относительное единство языка-основы могло сохраняться при условии распространения его на ограниченной и компактной территории. Только в таком случае его говоры переживали общие изменения.

С расселением на более обширные пространства или при вклинивании иноязычного населения возможность для протекания общих процессов в языке-основе утрачивалась. Тогда диалекты или группы диалектов становились отдельными языками.

13. Наряду с дифференциацией, являющейся преобладающим типом пути развития языков и диалектов, следует учитывать и возможность интеграции, которые протекали не в форме марровского скрещивания языков, в том числе разносистемных, а в форме сближений и даже слияний близких по своей структуре, родственных диалектов.

При этом надо иметь в виду, что союзы племён как таковые не могли создавать родства языков, тем более что в прочные союзы племён могли сплачиваться лишь родственные племена, с родственными диалектами.

Авторы настаивают на том, что языковое родство не возникало на основе союза разнородных, говоривших не на родственных диалектах племён. Языковая близость племён, входивших в союз, являлась одной из важных предпосылок образования самого этого союза, а не его результатом.

14. На определённом этапе развития первобытнообщинного строя союз родственных племён становится повсюду необходимостью, а затем становится неизбежным и слияние их и тем самым слияние отдельных племенных территорий в одну общую территорию всего народа. Так союз племён превращается в народность.

Близкие племенные языки трансформируются в язык народности, в котором образуются свои территориальные диалекты, совсем не обязательно соответствующие прежним племенным языкам и диалектам.

Например, границы племенных диалектов общевосточнославянского языка-основы не совпадают в большинстве случаев с границами областных диалектов периода складывания отдельных восточнославянских языков.

15. На основе расселявшихся на обширных территориях родственных племён могли создаваться несколько обособленных племенных групп, преобразовавшихся в народности. Языки этих групп племён или народностей были родственными лишь потому, что они восходили к общему языку-основе.

16. Новый язык, образовавшийся в результате обособления группы диалектов языка-основы, мог в свою очередь стать языком-основой для языков, образующихся в результате дальнейшего обособления его диалектов.

Восточнославянский язык-основа, обособившийся от общеславянского языка-основы, явился базой для образования русского, украинского и белорусского языков, возникших в 14–15 веках в процессе обособления диалектных групп восточнославянского языка-основы. Сам же этот языковой процесс был следствием распада древнерусской народности и обособления отдельных групп восточного славянства в различных государственных объединениях.

17. Образование нового языка всегда представляет собой длительный и сложный процесс. Родственные языки, обособившиеся от языка-основы, в своих отличиях друг от друга, с одной стороны, сохраняют известную часть старого наследия, восходящую к диалектным различиям, которые существовали ещё внутри языка-основы. С другой стороны, отличия родственных языков друг от друга восходят (обычно в большей своей части) к новым образованиям, отображающим уже самостоятельную историю этих языков.

18. Авторы статьи рассуждают о сложностях при установлении степени языкового родства, при определении хронологии языковых процессов и отмечают факт утраты ряда языков и групп языков (например, фракийских, иллирийских), при наличии сведений о которых исторические языковые построения выглядели бы более убедительными.

19. Анализируется и проблема скрещивания языков. Обосновывается следующее положение: в результате языкового скрещивания не обязательно всегда получается новый, третий язык. При скрещивании один из языков может выходить победителем, а другой язык отмирает. Язык-победитель в таком случае будет сохранять следы языкового субстрата, при этом субстратом может быть как родственный, так и не родственный язык.

20. Авторы статьи критически подходят к идее о том, что основной причиной языковых изменений является взаимодействие языков и настаивают на главенствующей роли внутренних законов развития языка.

21. Особой критике подвергается марровская идея о том, что родство языков не является изначальным явлением и что родство языков нельзя объяснять их происхождением из общего источника, поскольку господствующим путём развития языков является путь от множества к единству.  

От редакции: ныне указанную проблему правомерно решать так: от первоначального языкового единства к множеству, а от множества – вновь к единству. При этом речь должна идти как о языковом, так и об этническом единстве и множестве.

22. Критикуются теория первобытной лингвистической непрерывности, разработанная С. П. Толстовым, отрицающая происхождение языковых семей из единой основы, и теория контакта Д. В. Бубриха. Делается вполне определённый вывод: понятие «языкового гибрида» есть фикция. Языковая непрерывность и языковые контакты были и есть, но их нельзя абсолютизировать и универсализировать.

23. Авторы статьи не принимают и версии о сведении всех известных языков и языковых семей к общему источнику, считая, что для этого недостаточно фактов

24. Завершается статья двумя верными выводами: а) история языков и этническая история – взаимосвязанные, но не тождественные процессы; б) каждая языковая семья возникла не на голом месте, а ей что-то предшествовало, сама же человеческая речь существовала многие тысячелетия до образования существующих сейчас языковых семей, и ни одна из этих семей не может восходить к эпохе возникновения звуковой речи.

© Читал, анализировал, комментировал А. Ф. Рогалев.

Категория: Лингвистика | Добавил: Filosof | Теги: языковые семьи, журнал Вопросы языкознания, статьи по языкознанию
Просмотров: 71 | Загрузок: 2 | Рейтинг: 5.0/1
Вход на сайт
Поиск

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz